zastavka_125
0

Николай Сергеев: Тадеуш Костюшко как недруг Белой Руси

Николай Сергеев: Тадеуш Костюшко как недруг Белой Руси

Николай Сергеев: Тадеуш Костюшко как недруг Белой Руси 08.02.2021 15:19Уже в течение трех десятков лет, со времен крушения Советского Союза, белорусским гражданам в качестве мировоззренческой путеводной нити довольно беспардонно навязывается идея пресловутой польщизны, а в качестве белорусских героев предлагается чтить откровенных недругов Белой Руси и ее народа.

В связи с чем для начала необходимо разобраться в сути польщизны. Понятие это довольно давнее и насчитывает не одно столетие.  Этим словом, во времена владычества Речи Посполитой на землях нынешних Украины и Белоруссии определяли политику польского доминирования во всех областях общественной и культурной жизни, в результате которой Западная (Белая) и Малая (Южная) Русь утратили образованный слой.

Западно- и южнорусская знать в ходе многовекового противоборства с польско-католической «навалой» потерпела  тяжелое поражение. И это не удивительно. Силы были слишком неравными. Это была борьба не столько с польскими королями и магнатами, сколько с католическим Западом во главе с римскими папами. И если западнорусские князья и бояре, отстаивая свое право быть русскими, следовали принципам феодальной чести, то движущей силой антирусской политики польских правящих кругов были иезуиты и другие католические ордена с их методами коварства и лицемерия.

иезуиты
Главными проводниками польщизны на русских землях Речи Посполитой, которые руководствовались посылом «чтобы на Руси не было Руси»

В те времена и появилось понятие польщизны. Согласно историческим и толковым словарям, «польщизна» означает «польскую народность и польский дух». Политика же польщизны предполагает навязывание оппонентам (в средние века — это западнорусская знать, в настоящее время — в целом белорусское общество) восприятия исторических событий и современной действительности сквозь призму польских интересов. При этом необходимо отличать политику польщизны от полонизации или ополячивания. Смысл польщизны состоит не в переделывании белорусов или украинцев в поляков (хотя подобный вариант также не исключается), а в изменении их культурно-цивилизационной принадлежности, т.е. в формировании у белорусского и украинского населения чуждого, а лучше -враждебного отношения к России и Русскому миру.

В этом и состоит суть принятой в 2006 году программы строительства Четвертой Речи Посполитой, которая нацелена на формирование антироссийской геополитической конструкции, повторяющей очертания средневековой Речи Посполитой или пресловутого «междуморья», которым грезил начальник второй Речи Посполитой (довоенной Польши) Йозеф Пилсудский.

Карта 4-й Речи Посполитой
Четвертая Речь Посполитая в грёзах польских реваншистов

К сожалению, приходится констатировать, что в русле пресловутой польщизны на общественное сознание воздействует существующая в республике система исторического и в целом гуманитарного образования.  В ходе изучения истории Белоруссии в сознание школьников и студентов внедряется ложная мысль, что Великое княжество Литовское (русская составляющая этого средневекового государства замалчивается) и Речь Посполитая якобы являлись историческими формами белорусской государственности, а жестоко угнетавшие предков белорусов польские магнаты и шляхта выдаются за белорусских национальных героев. К категории последних отнесены и те представители западнорусской знати, которые отказались от своего народа, русского имени и православной веры предков.

Из ныне действующих учебников по истории Белоруссии ничего нельзя узнать о «борьбе белорусов за свою русскость» (слова выдающегося русского мыслителя, уроженца Витебщины Николая Лосского) о подлинных причинах и целях многочисленных освободительных восстаний и войн против польско-шляхетского владычества на западнорусских/белорусских землях. Практически ничего не говорится о первом самостоятельном восточнославянском государстве на территории современной Белоруссии — Великом княжестве Русском (столица Полоцк), образованном в 1432 году по всем обычаям старой киевской Руси.

Николай Лосский
Выдающийся русский мыслитель, уроженец Витебщины Николай Лосский         

 

Многовековая народно-освободительная борьба западнорусского/белорусского народа преподносится или как распри князей и магнатов, или как антифеодальные и антирелигиозные выступления крестьян и горожан. И не более того.  А помощь со стороны Русского государства западнорусским/белорусским повстанцам, боровшимся против польско-католического гнета, и покровительство Российской державы, гонимой в Речи Посполитой Западнорусской церкви выдаётся за агрессивную политику со стороны России. И таким образом прямо со школьной скамьи белорусские граждане приучаются воспринимать историю Белоруссии через призму польщизны, т.е.  польско-шляхетских интересов.

В настоящее время Республика Беларусь является ареной соприкосновения двух несовместимых цивилизационных проектов — Русского мира (одним из проявлений которого является проект Союзного государства) и Четвертой Речи Посполитой. Причем если интеграционные проекты, в которых участвует Республика Беларусь (Союзное государство, Евразийский экономический союз) имеют преимущественно социально-экономическую направленность, то доктрина Четвертой Речи Посполитой носит исключительно идеологический характер и нацелена на формирование в белорусском обществе отчужденного отношения к России и Русскому миру и ностальгического восприятия «исторического и культурного наследия золотой Речи Посполитой».

Идеи польщизны продвигаются в белорусское общество под ширмой т.н. «берарусчыны» и направлены на устранение общерусской основы национального самосознания белорусов. В настоящее время посредством польщизны/беларусчыны белорусское общественное сознание исподволь готовится для геополитического и цивилизационного разрыва Республики Беларусь с Российской Федерацией.

При этом приходится констатировать, что польщизна/беларусчына в последние годы стала едва ли не определяющей линией государственной политики Республики Беларусь в области культуры, образования и информации и представляет существенную угрозу как для дальнейшего развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве, так и для собственно Белоруссии. Речь идет об опасности ползучей трансформации Республики Беларусь из союзного России государства (т.е. собственно белорусского) в русофобское и антироссийское.

Нечто подобное в свое время произошло с Великим княжеством Литовским и Русским, которое из мощного литовско-русского (точнее западнорусского с литовским правящим Домом Гедеминовичей) государства было превращено в захолустную провинцию Речи Посполитой с польско-шляхетским беспределом и жестоко угнетаемым западнорусским населением. Но если в те далекие времена такая «переделка» заняла несколько столетий, то в наше время, как показывает катастрофический пример Украины, при современных методах манипуляции общественным сознанием осуществить подобное можно и за два десятка лет.

Однако, в отличие Украины, где приобщение к «европейским ценностям» происходило и происходит с войной и жестоким насилием, польщизна в Белоруссии действует и намерена действовать в дальнейшем по-иезуитски — тихой сапой.  И в этом ее опасность, т.к. для многих ответственных лиц, в том числе и в России, она, как радиация, не осязаема.

Одним из идеологических идолов польщизны является такой исторический персонаж, как польский генерал Анджей Тадеуш Бонаветура Костюшко, которого проводники этой доктрины напыщенно именуют «национальным героем четырёх стран — Польши, США, Литвы и Беларуси». Деятельность Костюшко в интересах заокеанской державы мы затрагивать не будем, но вот, что касается Белой Руси, то в ее отношении этот польский генерал проявил себя как непримиримый противник белорусского народа.

Тадеуш Костюшко
Тадеуш Костюшко — рьяный противник Белой Руси

Чтобы понять подлинную направленность деятельности Тадеуша Костюшко, необходимо рассмотреть цели польского восстания 1794 года, во главе которого он находился.  Польские повстанцы выступали за то, чтобы Речь Посполитая стала исключительно польским государством, в которой католицизм объявлялся господствующей религией. При этом «переход из господствующей веры в какое-либо другое вероисповедание запрещается под страхом наказания за вероотступничество».

Ни Руси (будущей Белоруссии), ни православию, ни даже униатству места в Речи Посполитой Польской не предусматривалось. Все это было изложено в «Правительственном законе» (Ustawa Rządowa z dnia 3 maja) или, как его называют, конституции Речи Посполитой Польской от 3 мая 1791 года, за которую и воевал генерал Костюшко. Причём действовали мятежники методами якобинского террора: виселицы и расстрелы в отношении несогласных, заградительные отряды — против насильно согнанных в мятежные войска крестьян и мещан. Да и печально известное клеймо «враг народа» также было в ходу у мятежников.

 Бой с мятежниками
Бой русских гренадеров с польскими мятежниками

Что касается самосознания Анджея Тадеуша Бонаветура Костюшко, то оно было исключительно польским, собственно, другим оно и быть не могло у выпускника Варшавской рыцарской школы (военной академии), из которой он вышел в чине капитана. С Белой Русью Тадеуша Костюшко связывало только то, что он родился в усадьбе Меречевщина около местечка Коссово (ныне Брестская обл.). Правда, его отец Людвик Костюшко, среднепоместный шляхтич, выводил свою родословную от православного западнорусского боярина Константина (Костюшко) Фёдоровича, жившего в XVI веке. Однако за прошедшие двести лет потомки боярина Константина отреклись и от православной веры, и от своего народа, став ясновельможной польской шляхтой, люто ненавидящей Русь и православие.

Вот только некоторые исторические свидетельства, говорящие о польском национализме Тадеуша Костюшко и его крайней неприязни к русским предкам современных белорусов.

Из воззвания войску польскому и литовскому (24 марта 1794 года):

«Освободим родину от рабства, вернём славу имени поляка, самостоятельность нации, заслужим благодарность отечества и дорогую солдатскую славу!»

Из воззвания польскому духовенству (24 марта 1794 года):

«Враг отчизны должен вернуть польские земли…» (так Костюшко называет белорусские Витебск, Полоцк, Мстиславль, Минск, Слуцк, Полесье и украинские Подолье и Волынь).

Из доверенности Тадеуша Костюшко Казимиру Сапеге на формирование вооруженного корпуса (17 апреля 1794 года):

«Даю сей ординанс его светлости пану Казимиру Сапеге с тем, чтобы тот во имя спасения отчизны старался воодушевлять и соединять в генеральный обывательский союз как коронных, так и литовских обывателей на оборону целости, вольности и независимости народа и, чтобы формировал корпус как из обывателей, сельчан, так и военных, которые бы пожелали с ним соединиться. Смею надеяться, что преемник славных предков и защитников Польши не замедлит дельно служить Речи Посполитой».

Вот какую присягу принял 24 марта 1794 года в Кракове генерал Костюшко, став во главе польского восстания:

«Я, Тадеуш Костюшко, клянусь перед лицом Бога всему польскому народу, что данную мне власть буду использовать не на притеснение кого-либо, но только для защиты целостности границ, восстановления самостоятельности нации и укрепления всеобщей свободы. Да поможет мне Господь Бог и невинные страсти Сына Его».

Анджей Тадеуш Бонаветура Костюшко был рьяным сторонником тотального ополячивания восточнославянского населения Западной Руси. Вот что пишет по этому поводу польский историк Януш Тазбир:

«В мае 1789 года Костюшко писал в письме своему соседу  Михаилу Залевскому, что усмирение русинов невозможно без успокоения их фанатизма, это можно осуществить „верным и наимягчайшим способом», а именно „объединяя их праздники все с нашими, пусть один будет календарь, также надо сделать так, чтобы попы могли служить литургии по-польски…»»

И далее — «»Приучать русинов надо к польскому языку, пусть по-польски все их службы будут. Со временем дух польский в них войдёт. За врага будут потом считать того, кто бы не знал языка польского. Начнут ненавидеть москаля, пруссака и австрияка так, как француз ненавидит англичанина»».

Для тех же русинов, которые не хотели отрекаться от своей русскости и становиться поляками, во время мятежа 1794 года были изготовлены «виселицы для врагов народа» (это их официальное название).

Так, по решению польских властей в Гродно на рынке были установлены виселицы, на которых были размещены таблички с характерными надписями «Смерть изменникам отечества» и «Страшись изменник».

Таким образом, эти и многие другие свидетельства определённо говорят о том, что пан Тадеуш Костюшко был беспощадным недругом Белой Руси и поэтому превозносить этот персонаж в качестве «национального героя Беларуси» — это грубо искажать белорусскую историю.

В завершение необходимо подчеркнуть, что если бы польский мятеж под водительством Костюшки оказался успешным, то о существовании Белой Руси как страны, а белорусов как народа не было бы и речи. С точки зрения Польши «Правительственный закон», за который воевал генерал Костюшко, возможно, и был прогрессивным, но предкам белорусов было уготовано лишь одно – растворение в польщизне и исчезновение как этноса. Только воссоединение с Российским государством спасло белорусский народ от ухода в небытие.

Макаренко Евгений Иванович

Родовой казак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *