1429770404_minsk-5_670x502
0

Освобождение Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков Операция «Багратион»

Летом 1944 года советские войска разгромили группу армий «Центр», освободив Белоруссию, часть Литвы и Польши

Из ‘бобруйского котла’ почти никому вырваться не удалось.

Фото из книги ‘Великая Отечественная война в фотографиях и кинодокументах ‘

В тени «классических» побед Советской Армии в годы Великой Отечественной — битвы под Москвой, Сталинградом и Курской дуги как-то незаметно стоит операция «Багратион» — по моему мнению, одна из наиболее удачных в годы той войны. Без наступления советских войск в Белоруссии, был бы невозможен успех союзников во Франции. Тогда, летом 1944-го, в ходе операции «Багратион» советские войска, пройдя за два месяца с боями несколько сот километров, нанесли поражение группе армий «Центр», освободив Белоруссию, часть Литвы и Польши.

БЕЛОРУССКИЙ БАЛКОН

На рубеже 1942-1943 гг. колесо войны сначала медленно, а потом все быстрее стало вращаться в другую сторону. Так, линия фронта накануне летней кампании 1943 года практически совпадала с линией фронта накануне наступления вермахта летом-весной 1942-го. А, взглянув на линию советско-германского фронта, установившуюся к июню 1944 г., можно заметить, что она очень сильно напоминает линию фронта в июле 1941-го. Под контролем немецких войск оставался ряд районов Украины и Молдавии, а также Прибалтика и почти вся Белоруссия. Линия фронта там
проходила восточнее Витебска, Орши, Могилева, Жлобина, а также по Полесью, образуя т.н. «белорусский балкон» — обращенный на восток огромный выступ, который занимала группа армий «Центр» (во главе — генерал-фельдмаршал Буш). Понимая уязвимость балкона, немецкие военачальники предлагали Гитлеру эвакуировать днепровский плацдарм, и самостоятельно начали оборудовать отсечную линию по реке Березина, но фюрер был против очередного отступления,
так как оно могло отрицательно повлиять на Финляндию, которая подумывала о выходе из войны.
В ходе ряда наступательных операций осенью-зимой 1943 г. в Белоруссии советские войска не смогли добиться серьезных успехов — из крупных городов был освобожден только Гомель. Оборона немцев в Белоруссии опиралась на ряд укрепрайонов и была достаточно прочной, но к лету 1944-го войска стали испытывать перебои с боеприпасами и горючим.
Зимой-весной 1944-го наши войска вели тяжелые бои на Правобережной Украине, и немецкое командование считало, что именно там, южнее Полесья, и будет следующее советское наступление. Основные немецкие силы были сосредоточены именно там.
Как пишут немецкие историки, Гитлер длительное время недооценивал возможности Советской Армии, а сейчас их переоценил, предположив, что планируется удар с территории Западной Украины на север, к Балтийскому морю, который может отрезать от Германии группы армий «Север» и «Центр». Так или иначе, немцы «проспали» наступление в Белоруссии.
Советские войска накануне операции «Багратион» добились решающего преимущества в живой силе и технике. 1-й Прибалтийский, а также 1-й, 2-й, 3-й Белорусские фронты имели в своем составе 2,4 млн. человек, 36 тыс. орудий и минометов, свыше 5 тыс. танков и САУ, 5,3 тыс. боевых самолетов. Немаловажно, что с весны 1944 г. советские войска стали получать танки Т-34-85 и ИС-2. «Тигры» больше не были неуязвимыми для пушек наших танков. Советская авиация завоевала господство над полем боя. Но самое главное, без чего все это преимущество могло быть сведено на нет, — эти приготовления остались не замечены немцами. Этому способствовали широкие мероприятия по дезинформации противника — советские войска имитировали бурную деятельность по укреплению своих позиций в Восточной Белоруссии, а «крота», который бы мог рассказать о планах Ставки, у Гитлера не было. 

Я не привожу данные по численному составу группы армий «Центр», поскольку немецкие и советские оценки очень сильно разнятся. Кроме того, в ходе боевых действий немцы получили существенные подкрепления, которые и позволили им в дальнейшем стабилизировать линию фронта. Правда, они дорого заплатили за свой стратегический просчет.

Когда  началась операция «Багратион», немцы стали перебрасывать свои панцер-дивизии в Белоруссию, но вскоре началась
Львовско-Сандомирская операция — советские войска перешли в наступление южнее Полесья, поэтому часть танковых соединений пришлось возвращать на юг.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЗАМЫСЕЛ

Замысел операции состоял в следующем. Предполагалось взломать оборону противника в наиболее слабых местах или обойти рубежи обороны по лесисто-болотистой местности(!),  ввести войска в прорывы и провести глубокие рейды силами маневренных соединений по тылам фашистов с целью перерезать коммуникации, захватить важные транспортные узлы и объекты оседлать дороги, ударить в тылы обороняющихся войск, рассечь группировку противника  на части и уничтожить ее по частям. В общем, в лучших традициях блицкрига.

Для претворения в жизнь этого замысла необходимы были войска с огромным боевым опытом рейдовых операций,  отличной боевой выучкой, с большой степенью мобильности и автономии. Как нельзя лучше этим требованиям подходила гвардейская казачья кавалерия в лице казаков 4 Кубанского казачьего кавалерийского корпуса под командованием генерала Плиева. Корпус усилили артиллерией, особенно самоходной, бронетанковыми частями, согласовали действия авиационных соединений, Корпус с приданными ему частями образовал конно-механизированую группой под командой генерала Плиева (КМГ), Оперативно она подчинялась 1 Белорусскому фронту под командованием Рокосовского. Личный
состав был подготовлен и имел нужный опыт. Здесь были казаки прошедшие не только бои под Кущевской и на  Тамани. но
и прошедшие Гражданскую и Первую Мировую войны.

ЛЕТНЕЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Прелюдией наступления стала проведенная в ночь с 19 на 20 июня партизанами серия взрывов, которые парализовали движение железнодорожного транспорта и внесли хаос в снабжение группы армий «Центр». Большое количество эшелонов с боеприпасами и топливом не смогли пробиться к фронту.  22 июня была третья годовщина «Барбароссы». А следующий день стал днем реванша советской армии за лето 41-го. 23 июня после артиллерийской и авиационной подготовки войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов перешли в наступление — их действия координировал Маршал Советского Союза Василевский. Их противником была 3-я танковая армия генерала Рейнгардта, оборонявшаяся на северном участке фронта.

Наступление РККА
24 июня начали наступление войска 1-го и 2-го Белорусского фронтов (действия координировал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков). Их противниками были 9-я армия генерала Йордана, занимавшая позиции на юге, в районе Бобруйска, а также 4-я армия генерала Типпельскирха (в районе Орши и Могилева). Немецкая оборона вскоре была взломана — и советские танковые войска, блокировав укрепрайоны, вышли на оперативные простор.  В числе их и казаки в составе КМГ генерала Плиева. Войска КМГ продвигались  по краю Полесья, вдоль старого Варшавского шоссе (теперь это автодорога Р43 Кричев – Бобруйск – Ивацевичи). И уже 30 июня после упорных боев был взят г. Слуцк и войска пошли дальше  на Брест, который встречал освободителей  28 июля 1944 года.

Вот вкратце боевой путь казаков в Беларуси:
7.06.44 Директива 1-го Белорусского фронта № 00476 от 12.06.1944. Корпус в составе 9-й, 10-й гв. кд и 30-й кд по приказу Командования КМГ № 0042/ОО от 26.06.1944 был введен в прорыв на участке 65-й и 28-й А. Действуя в оперативной глубине противника нарушал систему его управления и угрожал всегда фланговым ударом и охватом с тыла узлов сопротивления и рубежей обороны противника.

Форсированным выходом в район Столбцы 02.07.1944, Слоним 10.07.1944 и на реку Западный Буг 18.07.1944 корпус содействовал расчленению, окружению и разгрому Минской, Барановичской и Брестской группировок противника.

30 июня i (14)
освобождение г. Слуцка.
2 июля 1944. Овладение городом Столбцы.
3 июля 1944. Овладение городом Минск.
8 июля 1944. Овладение городом Барановичи.
10 июля 1944. Овладение городом Слоним.

 Встреча освободителей в г. Слуцке

Вообще после Сталинграда нам очень долго не удавалось ловить немцев в крупные «котлы». Противник либо успевал отводить свои войска, либо прорывал кольцо окружения, как это было в Корсунь-Шевченковской операции. Но «Багратион» продемонстрировал несколько успешных разгромов окруженных группировок немецких войск. Так, 25 июня был взят в кольцо и вскоре разгромлен Витебский укрепрайон. Находившийся там 53-й корпус, оставив заслон — 206 пд, попытался
отойти на запад, но неудачно. Около 8000 немецких солдат смогли вырваться из кольца, но вновь были окружены — и капитулировали. Среди пленных оказался и командир 53-го корпуса генерал Гольвитцер. Всего под Витебском погибли около 20 тыс. немецких солдат и офицеров из состава 3 ТА, а порядка 10 тыс. попали в плен.

Как и в Сталинградской операции, успех превзошел ожидания. Так, например, Ставка наметила окружение Бобруйска на 8-й день операции, но в реальности это произошло на четвертый. Там была окружена крупная группировка противника — и в
дальнейшем была уничтожена. Прорваться и выйти из кольца смогли только несколько подразделений 20 тд, которая перед этим неудачно пыталась блокировать советский удар. А в целом на южном участке фронта удалось спасти только около 30 тыс. солдат и офицеров из состава 9-й армии.

Решающую роль в успехе на центральном участке фронта сыграли советские ВВС. Войска 2-го Белорусского фронта уже к исходу 29 июня продвинулись на глубину 90 км, форсировав Днепр, и освободили г. Могилев. 4-я немецкая армия стала отступать на запад, к Минску — но далеко уйти не смогла.

В ходе следующего этапа операции 3 июля войска 3-го и 1-го Белорусских фронтов завершили окружение стотысячной группировки 4-й и 9-й немецких армий восточнее Минска, в треугольнике Борисов-Минск-Червень. Это был самый большой белорусский «котел» — его ликвидация продлилась до 11 июля. В результате в немецкой обороне образовалась огромная брешь.

С некоторым опозданием оценив размеры катастрофы, германское командование начало срочно перебрасывать резервы с других стратегических направлений. Может быть, именно операция «Багратион» стала решающей в противостоянии в Нормандии — немецкие танковые дивизии поехали не во Францию, а в Белоруссию. Впрочем, это вечный и достаточно странный спор двух победителей — о том, кто внес больший вклад в общую победу. Без масштабных бомбардировок Германии и операции «Оверлорд» советское наступление в Белоруссии также было бы не таким успешным. Без оказанной союзниками помощи Советская армия не смогла бы совершить победный марш от Волги к Эльбе, а при отсутствии Восточного фронта немцы бы разгромили и сбросили в море англо-американские десанты, высаженные в Италии и Нормандии.
Новый командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Модель проявил оперативную гибкость. Он не стал занимать оборону прибывающими резервами, а, собрав их в кулак, нанес силами шести дивизий (в том числе — 3 танковых) контрудар, пытаясь остановить советское наступление на линии Барановичи-Молодечно. Но даже Моделю, который, прославившись в боях за Ржев, Орел и Ленинград, получил прозвище «пожарный для безвыходных ситуаций», не удалось остановить советские войска в Западной Белоруссии.
Продолжая наступление, советские войска освободили территорию Западной Белоруссии и вышли на реки Висла и Нарев. 16 июля был освобожден г. Гродно, 26 июля — Брест. 3-й Белорусский фронт освободил города Вильнюс и Каунас и вышел на подступы к Восточной Пруссии, угрожая непосредственно «фатерлянду».

РЕВАНШ ЗА 41-й ГОД
В ходе операции «Багратион» советские войска, пройдя с боями несколько сот километров, практически зеркально повторили события 41-го — но на этот раз в котлах гибли немецкие дивизии. Теперь вместо Гудериана — Рокоссовский, вместо панцер-дивизий, оснащенных T-III, тылы противника громили советские танковые корпуса, оснащенные «тридцатьчетверками». И танковые колонны прикрывали, наводя ужас на обороняющихся, не пикирующие бомбардировщики Ju-87, а штурмовики — Ил-2. А из «минского котла» не советские бойцы прорывались на восток, а немецкие окруженцы пробирались лесами на запад.
За два месяца основные силы группы армий «Центр» были разгромлены, германские войска потеряли свыше 400 тыс. солдат и офицеров, в том числе свыше 250 тыс. — безвозвратно. Это были потери Сталинградского масштаба. По советским
данным, из 97 немецких дивизий и 13 бригад, участвовавших в боях в Белоруссии, 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены. 50 дивизий понесли потери от 60 до 70% всего состава. Правда, многие советские дивизии к концу наступления были обескровлены в той же степени.

Немецкие военные и исследователи не оспаривают тот факт, что вермахт постигла катастрофа. Они оценивают свои потери в 350-400 тыс., в том числе — около 200 тыс. убитыми и 80 тыс. пленными, при этом из 38 дивизий группы армий «Центр»
28 было разбито. Из 47 генералов, воевавших на передовой в качестве командиров корпусов и дивизий, 31 был потерян, причем двадцать один попал в плен. Резюмируя, можно сказать, что в ходе операции «Багратион» было потеряно две трети личного состава группы армий «Центр». Это был разгром.

пленные гитлеровцы на улицах Москвы

Наши потери, по официальным данным, составили 765 813 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и убывшими по болезни, из них безвозвратные потери — 178 507 человек. То есть врага в данном случае «не заваливали трупами» (это клише приклеивают ко многим нашим операциям в годы войны), а победили его умением, переиграли. Но «Багратион» — наверное, самая изящная операция советских войск в годы Великой Отечественной.

Казаки на Параде Победы в Москве 1945 г.

В г. Слуцке
лежат более 2000 казаков и их соратников, погибших при освобождении города вместе с ком. полка подполковником Головащенко. Улицы города названы в честь казачьих командиров, Головащенко, Плиева, Тутаринова. Одна из казачьих дивизий, десятая, получила почетное наименование 10 гвардейская Кубано-Слуцкая казачья кавалерийская дивизия   Ежегодно казаки Случчины  поминают погибших героев, возлагают на их могилах цветы.  Мы, нынешние казаки, стараемся быть достойными памяти своих отцов и дедов.

Макаренко Евгений Иванович

Родовой казак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *